Изобразительное искусство и предметная среда

Советское изобразительное искусство выполняет многообразные социально-эстетические и культурные функции; некоторые из них являются общими для него и других видов искусства, другие — присущи только ему. Подобно литературе, театру, кино, изобразительное искусство создает произведения, которые относятся к явлениям духовной культуры, играющим важную роль в формировании духовного облика советского человека; вместе с тем оно входит в состав самых разных проявлений материальной культуры, которые, несомненно, также воздействуют на внутренний мир человека, но главное назначение которых состоит в эстетическом формировании предметной среды.

Между двумя основными функциями изобразительного искусства — созданием духовных художественных ценностей и участием в формировании материальной среды социалистического общества — существует неразрывная связь. Более того: одна не может быть реализована без другой.

Марксу принадлежит теоретическое положение, которое составляет не только краеугольный камень эстетических воззрений социалистического общества, но имеет непосредственное отношение к пониманию внутренней природы изобразительного искусства и самой изобразительной способности человека. Маркс говорил: предметное бытие промышленности — это раскрытая книга человеческой психологии. Это значит, что и пластические формы созданного человеком предметного мира есть чувственно-зримое выражение его сознания, мышления, фантазии, эмоций. Преображенная человеком природная форма становится изображением его замысла, его внутреннего состояния, его сознания, его социальных и эстетических идеалов. Таков корень изобразительной способности человека. Поэтому, изображая внешний мир, природу, человека, его предметное окружение, художник всегда выражает культурные ценности общества, к которому он принадлежит.

Изображение и преображение неразрывно слиты в творческой фантазии художника и в созданных им произведениях искусства. Изобразительная способность человека и, соответственно, изобразительное искусство глубоко укоренены во всей преобразующей мир общественно-исторической практике, они определяются содержанием и строем социальных отношений и выражающей их идеологией.

Поэтому о советском изобразительном искусстве можно сказать, что оно является выражением идеалов советского общества, его культурных ценностей и ориентиров: оно делает зримыми эти идеалы, эти духовные смыслы и значения.

Подобное толкование изобразительного искусства позволяет понять внутреннюю связь, ближайшее родство станкового и декоративного искусства, родство, в котором трудно, если не бесполезно, устанавливать первородство одного или другого: важнее — именно родство, важнее то, что они единосущны, что одно не может обойтись без другого. Основой единства всех видов советского изобразительного искусства является общность их идейного содержания, эстетического отношения к действительности, единство метода, хотя, вполне понятно, в декоративном искусстве метод социалистического реализма проявляется иначе, чем в станковом, а в станковом иначе, чем в монументальном. Одно из назначений изобразительного искусства в жизни общества состоит в том, что оно связывает воедино духовную и материальную культуру; а связывая их в единство зрительного, предметно-образного смысла, изобразительное искусство призвано обеспечить эстетическую целостность всех предметных выражений культуры общества. У предметной среды советского общества — свой особый облик и образ, свой неповторимый склад и характер, который ощущаешь в каждом городе и селении каждой нашей республики, как бы они ни отличались друг от друга национальным своеобразием, особенностями природного ландшафта и климата. Это определяется прежде всего единой социалистической системой хозяйства, социалистическим характером всей совокупности общественных отношений, морально-политическим единством общества, единством советской социалистической культуры.

«За полвека существования СССР, — говорил Л.И. Брежнев в своем докладе «О пятидесятилетии Союза Советских Социалистических Республик», — у нас сложилась и расцвела единая по духу и по своему принципиальному содержанию советская социалистическая культура. Эта культура включает в себя наиболее ценные черты и традиции культуры и быта каждого из народов нашей Родины. В то же время любая из советских национальных культур питается не только из собственных родников, но и черпает из духовного богатства других братских народов и, со своей стороны, оказывает влияние, обогащает их. В разнообразии национальных форм советской социалистической культуры все заметнее становятся общие интернационалистские черты. Национальное все больше оплодотворяется достижениями других братских народов. Это прогрессивный процесс. Он отвечает духу социализма, интересам всех народов нашей страны. Именно так закладываются основы новой, коммунистической культуры, которая не знает национальных барьеров и в равной мере служит всем людям труда. Сегодня мы уже с полным правом можем сказать: наша культура — социалистическая по содержанию, по главному направлению своего развития, многообразная по своим национальным формам и интернационалистская по своему духу и характеру. Она представляет собой, таким образом, органический сплав создаваемых всеми народами духовных ценностей».

Проявлению социалистического своеобразия предметной среды советского общества способствует также и советское изобразительное искусство — неотъемлемая часть единой социалистической культуры. Со временем изоискусство должно будет пронизать буквально все проявления человеческой деятельности: не должно быть ни одного предмета в нашем окружении, удовлетворяющего индивидуальную или общественную потребность, служащего средством труда или социального общения, воспитания или образования, отдыха или творчества, эстетического созерцания или научного познания, которого не коснулась бы рука художника—станковиста или иллюстратора, монументалиста или оформителя, дизайнера или промграфика.

Изобразительное искусство в совокупности всех своих видов и жанров, включая и декоративное искусство (которое, в свою очередь, как мы это неоднократно отмечали, (представляет собой сложную систему искусств), самым тесным образом связано со всем тем в нашей жизни, что имеет зримый облик. Оно объем лет собой все предметные проявления и устои человеческого бытия, начиная от природных и материально-трудовых процессов и кончая духовной жизнью, высшими формами мышления, фантазии, созерцания. Ведущей тенденцией художественного творчества социалистического общества является тенденция к самому широкому и всеохватывающему синтезу, включающему в себя, помимо градостроительных комплексов, архитектуры, монументальной живописи и скульптуры, памятников материальной культуры прошлого, произведений прикладного искусства, массовых промышленных изделий, также произведения станковой живописи, скульптуры и графики Но дело не только в этом. Изобразительное искусство не только пронизывает собой всю предметную среду, включаясь в нее художественной определенностью своих особых видов, в том числе и станковых, оно ещё выступает и как профессионально отточенная культурная подоснова всякого предметного формообразования, распространяя и воспитывая в массах живописно-пластическую культуру. Наше изобразительное искусство прочно стоит на (принципах социалистического реализма — глубокого познания и художественно впечатляющего воссоздания жизни в свете коммунистических идеалов. Художник воспринимает, эмоционально осмысливает формы предметного мира, рожденные предшествующей человеческой практикой и уже имеющие определенный культурный смысл. Он их как бы заново обживает и самим фактом своего личностного воспроизведения ещё более одухотворяет. И хотя произведение искусства выступает как особый предмет, имеющий самостоятельную ценность, оно светится предметностью, красочностью, оформленностью всего остального рукотворного мира, оно доверяет его собственной значимости и осмысленности. Оно лишь выявляет эту духовную, общественную содержательность самой жизни, всех ее простых, «первичных», так сказать, форм и согревает их теплом личного отношения.

Можно сказать, что предметная среда (пространственно-предметная структура) нашего советского общества такая же реалистическая, столь же чуждая зыбкости импрессионизма, трагической изломанности экспрессионизма, механистичности конструктивизма и бессмысленности абстракционизма, как и советское изобразительное искусство. Мы стремимся к тому, чтобы предметная среда советского общества отличалась определенностью, устойчивостью, прочностью, ясностью, массовостью и непрерывностью, простотой и понятностью связей и отношений, аналогом которых в изобразительном искусстве может быть только реализм — и не вообще реализм, а именно социалистический, утверждающий красоту и правду советской жизни, не ищущий их где-то в стороне от действительности, уверенный в своем мировосприятии, в своем сознании исторической правоты советского образа жизни, его соответствия самым глубоким надеждам, устремлениям, чаяниям и идеалам народа.

В нашей предметной среде лет той отчужденности от человека, которая свойственна западному буржуазному обществу, отчужденности, которая столь остро переживается художниками различных направлений, оформляющих свою неудовлетворенность, свой пессимизм в многочисленные эстетические «измы», которые лишь ещё более углубляют отчужденность предметного мира от человека, увеличивает его зависимость от ставших вещными общественных отношений, его затерянность в мире вещей.

Жизнь развитого социалистического общества поставила вопрос о художественном проектировании не отдельных предметов или отдельных ансамблей предметов, а об эстетическом преобразовании всей предметной среды. Но, конечно, в предметной среде не все вещи несут одинаковую эстетическую нагрузку. Одно дело уникальный или малосерийный декоративный предмет в жилом интерьере и другое — хозяйственное изделие массового производства. Подобно тому, как развитие монументального и декоративного искусства содействовало эмансипации станковой живописи и скульптуры от решения монументальных и декоративных задач, возникновение и развитие у нас художественного конструирования помогло более четко дифференцировать эстетические задачи различных видов художественного производства.

Было бы неправильным ориентировать художников-конструкторов на создание художественного образа, например, холодильника или пылесоса. Но столь же неправильно было бы отказаться от использования творчества художника в создании подобных предметов, от решения в этой области специфических, но необходимых и весьма сложных эстетических задач. И здесь очень важно осознать, что эстетические качества всех создаваемых человеком вещей находятся в прямой зависимости от общей изобразительно-пластической художественной культуры.

Подлинное искусство не удовлетворяется поверхностью жизни, эмпирической данностью, оно проникает и в скрытые глубины человеческого существования, становится средством познания человека, открывает человека для него самого.

Изобразительные искусства том отличаются от неизобразительных (литературы, музыки), что они имеют дело в основном с тем во внутреннем мире человека, его душевном складе, эмоциональном настрое, характере, мировоззрении, что может быть предметно явлено, с тем, что может приобрести зримый пластический образ. Если литература может отобразить человека и мир человека, не показывая его «предметность», (хотя она способна по своему сделать и это), то изобразительное искусство в основном именно с этой живой «предметностью» человека и имеет дело. Все это и объясняет внутреннюю глубокую связь всего изобразительного искусства — искусства пространственного (включая сюда и декоративные искусства, и станковую живопись, скульптуру и графику) — с предметной средой, с предметно-пространственной структурой общества, с её замысливанием и ее созданием, с ее освоением и изменением. В известном смысле в изобразительном искусстве общества, в совокупности его произведений содержится образный «проект» его предметно-пространственной структуры, взятой в единстве с человеческими отношениями, смыслами, которые придаёт окружающей предметной среде культура общества.

Но изобразительное искусство только потому и может рассматриваться как образный «проект» предметно-пространственной структуры общества, что оно укоренено в ней, является её отражением, изображением, «познанием, что по своей природе оно единосущно с предметной трудовой деятельностью человека. Будучи отражением, образным опознанием самой сущности социалистических общественных отношений в их явленности, в зримости предметного мира, советское изобразительное искусство обеспечивает «дальнейшее его совершенствование. Воздействуя на сознание, на воображение людей, оно выступает как одна из основных сил формирования изобразительно-пластической культуры личности и общества и тем уже (воздействует на направление предметного творчества и его культурные результаты.

Но одно дело бессознательное претворение проектных импульсов изобразительного искусства в совокупной предметной деятельности общества и другое — сознательное усмотрение и присвоение его проектного содержания. Именно это сознательное отношение к проектному смыслу изобразительного искусства стало сегодня условием создания всеохватывающего синтеза, эстетически целостной предметной среды.

Всем, кто занят сегодня ее созданием,— архитекторам и градостроителям, монументалистам, дизайнерам и промышленным проектировщикам продуктов массового потребления, всем художникам, которые принимают непосредственное участие в формировании предметного мира, следует осознать проектный смысл советского изобразительного искусства и стремиться полнее реализовать его в своем творчестве.

Развитый социализм означает усложненность и многообразие материальных и духовных потребностей, многосторонность человеческих отношений. Ничего примитивного, однолинейного, плоского, грубого он не приемлет. Не материальные блага за счет духовных и не духовные за счет материальных, а те и другие вместе; не промышленное искусство, отвергающее станковое, и не станковое, обеспокоенное «засильем» промышленного, но все виды, все жанры изобразительного искусства в их щедром цветенья, в их взаимодополненности, согласованности и созвучности — вот каково требование общества развитого социализма. Сегодня происходит несомненная дифференциация внутри изобразительного искусства, возникают его новые жанры и даже виды (например, станково-прикладное искусство, художественное проектирование, цветомузыка, выставочный комплекс) и одновременно смещаются границы устоявшихся видов и жанров: они не только дополняют друг друга, но и вступают в неожиданные соединения. Сегодня всякие механистические классификации, в которых синтез донимается как внешнее соединение раз и навсегда неизменных видов и жанров, бесполезны для критики, желающей воссоздать живую картину живого искусства.

Меняется не только «морфология видов и жанров изобразительного искусства, не только их внутренние взаимоотношения — меняются их культурно-эстетические функции. Виры искусства становятся многофункциональными, иногда меняются ролями. И эти взаимопревращения не обедняют искусство, не снижают его идеологической действенности.

В наши дни изобразительное искусство завоевывает популярность, какой оно раньше не пользовалось. Однако это не подкрепляет модного буржуазного тезиса о переходе современной культуры от «словесной» к «зрелищной». Конечно, произведения живописи, скульптуры, стенописи — зрелищны. Но зрелищно и многое другое: виды природы, потоки автомобилей, городская толпа, сигналы светофора. Если живопись, графика, скульптура «только зрелищны» — это ещё не искусство. Когда они — искусство, то зрелищность — всего лишь их внешняя форма; а внутренняя, слитая с содержанием, — это мысль, переживание, характер, идеал. Тут уж никак не обойтись без высокой культуры, без слова, без книги, без литературы, философии. Не господство зрелищной культуры несет с собой растущая популярность изоискусства, а полноту и конкретность, пространственно-предметную проявленность и прочувствованность сложного, значительного содержания научной коммунистической идеологии. Искусство развитого социализма не «может не отличаться от искусства общества, только строящего социализм, только утвердившего его основы, только вступившего в эпоху социализма. Оно опирается уже на собственные социалистические традиции и развивает их дальше, выявляя все отчетливее богатство и многогранность социалистической культуры. От этапа первичного приобщения к искусству, овладения грамотой его понимания зрительская «масса перешла к другому этапу, когда повседневная потребность общения с большим искусством постепенно перерастает в «массовую потребность творчества.

С распространением общей изобразительной грамотности (а это дело ближайшего десятилетия), с общим ростом культуры в развитом социалистическом обществе будет происходить дальнейшее сближение профессионального и самодеятельного изобразительного искусства, и критерии изоискусства станут ещё более высокими. Почти неизбежно должно было так произойти, чтобы вслед за гениями, заложившими фундамент новой социалистической художественной культуры, в неё постепенно втягивались сначала исполнительски, а потом и творчески всё новые и новые (и каждый раз всё более многочисленные) поколения художников, чтобы сегодня уже по-новому (по отношению не к десяткам или сотням, как когда-то, а к тысячам и десяткам тысяч художников) была поставлена проблема индивидуального своеобразия, значительности и неповторимости художественной личности.

Изоискусство развитого социализма идет дорогой, указанной Лениным: «Право, наши рабочие и крестьяне заслуживают чего-то большего, чем зрелищ. Они получили право на настоящее великое искусство. Поэтому мы в первую очередь выдвигаем самое широкое народное образование и воспитание... На этой почве должно вырасти действительно новое великое коммунистическое искусство, которое создает форму соответственно своему содержанию».

Если наше искусство может сегодня гордиться многими своими достижениями, то только потому, что оно идет этим путём.


Статья написана к IV съезду советских художников и опубликован в журнале "Декоративное искусство СССР", №5, 1973.

См. также

§ 1968 год — от основания «ДИ СССР» одиннадцатый

§ О дизайне



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... — см. подробнее